Вернуться в список экспертиз

Уголовное дело №

Фигурант(ы) дела: Баинова Лидия. Дело хакасской активистки о призывах к экстремизму (пост вКонтакте)

Статья: ч.2 ст. 280 УК (публичные призывы к экстремистской деятельности)

СПОРНОЕ ЭКСПЕРТНОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ

Дата: 22.06.2018

Эксперты: Якоцуц О. Л.

Отрасли науки: Филология, Психология

Об этом можно прочитать:
ФСБ обвинила жительницу Хакасии в экстремизме из-за поста во «ВКонтакте»
«Это конец моей деятельности»
В Хакасии прекратили дело об экстремизме из-за поста в "ВКонтакте"

По мнению авторов рецензии, экспертиза содержит следующие признаки научной несостоятельности:
  • Загадочная библиографическая ссылка:
    В рецензируемом экспертном заключении раздел библиографии представлен крайне обширно, однако часть научных источников не относится к предмету рецензируемого заключения (например, работы М.Г.Безяевой и Б.Б.Бидовой)
  • Отсутствует процедура исследования:
    стр 11: эксперт пишет о противопоставленности местоимений «я, мы – они» и сообщает об оппозиционных взглядах (то же на с.23 заключения) автора текста, не указывая, на основании каких языковых данных получен данный вывод, в оппозиции к чему/кому находится автор, и что же понимает сам эксперт под словосочетанием «оппозиционные взгляды».
    Лингвистически неверным является также включение экспертом ряда лексем в состав оскорбительной лексики (см.с.15). Ни «заткнули», ни «офигели», ни «оборзели», ни «заправляют» не входят в состав оскорбительной лексики. <...> Таким образом, эксперт не в полной мере владеет навыками семантикостилистического анализа языковых фактов.
  • Нарушение базовых принципов данной отрасли науки:
    В тексте рецензируемого заключения выделен раздел, в котором должны содержаться дефиниции важнейших терминов, используемых экспертом в процессе исследования спорного текста. <...> информации (вопросы 1-4), определения побуждения и призыва (вопросы 1и2), угрозы (вопрос 2), выявления признаков воздействия (вопросы 3,5), коммуникативное намерение (вопросы 4,7), личностно-значимых ценностей (вопрос 7), однако дефиниции, стоящие за этими важнейшими терминами, в заключении эксперта либо не сформулированы вообще (высказывание, информация, побуждение и его признаки), либо дефинированы неполно и неточно
  • Противоречие в выводах:
    Удивление вызывают выводы эксперта, сделанные в процессе лингвистического анализа на с 15: «Данные призывы являются формой вербально оформленного психического воздействия на сознание и волю…». Во-первых, это отнюдь не лингвистическое суждение... <...> Более того, в данном тексте собственно призывы отсутствуют, и не заметить этого нельзя.
  • Выход за пределы профессиональной компетенции:
    Выявлено также использование экспертом юридического термина «противоправный», что является прямым выходом эксперта за пределы профессиональной компетенции.
    Выходом за пределы компетенции лингвиста-эксперта следует признать суждение О.Л. Якоцуц на с.16 о том, что «Сам текст сообщения с приведёнными примерами-ситуациями дискриминации хакасов русскими, способствует формированию у представителей хакасского народа чувства расовой и национальной ненависти и вражды в отношении русского этноса».Следует отметить ещё раз, что вопрос о возбуждении ненависти и вражды перед экспертом не ставился.

Цитаты из рецензии

экспертом на с. 17 неверно определён жанр спорного текста («статья»). Исследуемый объект представляет собой облечённый в письменную форму разговорного функционального стиля русского языка текст, выполненный в жанре монологического рассказа. Лингвистически выраженным является автор монолога, совпадающий с авторизатором, — женщина, 29 лет живущая в Хакасии, наделяющая себя признаком национальной принадлежности к хакасам

О.Л.Якоцуц на с.11 неполно квалифицировано понятие «призыв», хотя в выводах на с.15,23,24 этот термин используется. Так, в научной литературе термин «призыв» квалифицируется как «тип речевого акта побуждения; это речевой акт, обращенный к адресату с целью побудить его выполнить некоторые действия или совокупность действий, осмысляемых как важная часть общественно значимой деятельности, способствующей достижению некоторых идеалов, или побудить адресата учитывать в своем повседневном поведении эти идеалы. Важно, что говорящий и адресат являются политическими субъектами или их представителями, а сам речевой акт рассматривается как часть 11 общественно-политической коммуникации» (см. А.Н.Баранов. Лингвистическая экспертиза текста - М.,2007,с.420). Высказывания побудительного характера (призывы) распознаются в тексте по использованию повелительного наклонения глагола (скажи, сделайте, пусть будет), а также форм 1 лица множественного числа, выражающих совместное действие (споём, пойдёмте) и форм сослагательного наклонения со значением совета, просьбы (сказал бы, попридержали бы). Также можно выделить такие формы выражения побуждения, как побудительные междометия (Долой неграмотность!: Руки прочь от ...), конструкции со словом НЕТ или безглагольные конструкции с показателями отрицания (СПИДу –– нет!; Никакой поддержки временному правительству!)

Выявлены также «странные» с лингвистической точки зрения выводы о том, что «в тексте сообщения используются приемы естественной противопоставленности форм прошедшего, настоящего и будущего времени глаголов» (с.14), которые никакого значения для ответа на поставленные вопросы не имеет. Более того, в приведённом списке глаголов отсутствуют формы будущего времени, то есть вывод эксперта носит фантазийный характер.