Вернуться в список экспертиз

Административное дело №2-2393/17

Фигурант(ы) дела: Роскомнадзор. Дело о запрете учебника по истории сталинских репрессий
Суд: Ленинский районный суд Перми

СПОРНОЕ ЭКСПЕРТНОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ

+ Яркие цитаты

Дата: 30.06.2016

Эксперты: Тачмамедова Ж. К., Мясникова И. Ф.

Отрасли науки: Педагогика, Психология

РЕЦЕНЗИЯ НА ЭКСПЕРТНОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ

 

Дата: 29.11.2016

Рецензенты: Смирнов А. А., Мажник Г. В.

Организация рецензирования:
ЛАБОРАТОРИЯ ПРИКЛАДНОЙ ЛИНГВИСТИКИ

Об этом можно прочитать:
Как Роскомнадзор вмешался в педагогический конфликт
В Перми преследуют правозащитников за учебное пособие о сталинских репрессиях
Пермский суд признал методичку иностранного агента вредной для детей

По мнению авторов рецензии, экспертиза содержит следующие признаки научной несостоятельности:
  • Подмена эмпирических данных:
    В рецензируемой экспертизе у обоих экспертов наблюдается подмена объекта исследования. <...> вместо исследования пособия, посвященного истории сталинских репрессий, эксперты расширяют исследуемый объект до истории сталинского периода. <...> Вместо того чтобы сделать вывод о том, что исследуемое пособие не подлежит проверке на требования № 436-ФЗ как адресованное взрослым людям, эксперты предпочли подменить объект исследования на некоторый условный учебник для старших школьников, содержащий описание сталинского периода отечественной истории
  • Отсутствует процедура исследования:
    Новаторское утверждение автора исследования о том, что опыт сопереживания жертвам в рамках изучения истории репрессий может оказаться психотравмирующим, по меньшей мере спорно и нуждается в подробнейшем доказывании. Однако никаких доказательств этого утверждения в тексте исследования нет.
  • Некорректное использование методик:
    С подменой объекта исследования, по-видимому, связана ориентация экспертов не на современную научно-методическую литературу, а на соответствующую литературу советского времени, близкую к сталинскому периоду, то есть к тому периоду, который подлежал исторической оценке в экспертируемом методическом пособии. Эксперты аргументируют свои выводы ссылками на работы Л.С. Выготского конца 20-х годов прошлого века.
    <...>
    Словосочетание «заключение экспертизы» для обозначения соответствующих документов использовать не принято. Используется словосочетание «заключение эксперта (-ов)», поскольку по нормам русского словоупотребления, отображающим общественную практику, заключения пишут эксперты, уполномоченные на это люди, а не сама экспертиза, которая представляет собой процесс, не обладает агентивностью и поэтому ничего написать не может.
    <...>
    Эксперт исказил смысл цитаты, что привело к неверному выводу о том, что исследуемая методика осуждает самопожертвование.
  • Нарушение логических процедур:
    Из текста исследования создаётся впечатление, что его автор путает (или отождествляет) современную Россию с Советским Союзом сталинских времён и исходит из того понимания идентичности, которое было бы свойственно подростку сталинского времени. <...> Вероятнее всего, понимание государства, в том числе тоталитарного, как высшей формы организации общества позаимствовано автором исследования из устаревших или маргинальных источников коммунистического или монархического толка. <...> Каким образом согласие с Конституцией Российской Федерации, в которой написано, что именно человек, его права и свободы (а вовсе не государство) являются высшей ценностью, а государство обязано признавать, соблюдать и защищать (а вовсе не подчинять себе) эти права и свободы, может повредить идентичности гражданина Российской Федерации, в исследовании не объясняется.
  • Несоответствие компетенции экспертов:
    Мясникова И.Ф. <...> является преподавателем (учителем) географии. Место ее работы и должность в реестре не указаны. На этом основании можно сделать вывод только о том, что эксперт Мясникова проводила исследование, находящееся вне рамок ее профессиональной компетенции, так как познания в области географии, подкрепленные курсом педагогики, к определению воздействия на детей исторических материалов отношения не имеют.
  • Выход за пределы профессиональной компетенции:
    Оценка доброкачественности приведенных экспертом Мясниковой исторических источников выходит за пределы профессиональной компетенции рецензентов. Можно только отметить, что большинство из них не является научными историческими текстами, это либо мемуарная литература, либо журналистика, либо работы непрофессиональных историков вроде известного писателя-беллетриста Карпова.
    <...>
    По-видимому, эксперт Мясникова не знает, что заведомая ложность информации устанавливается не экспертом, а судом.
    <...>
    Эксперт Мясникова ставит перед собой юридический вопрос, не входящий в область ее компетенции и не имеющий отношения к предмету экспертизы, анализирует объект, не имеющий отношения к представленному ей на экспертизу информационному объекту, и превратно толкует его смысл. Все прочие обоснования выводов, к которым приходит эксперт Мясникова, состоят из варьирования перечисленных ошибок.